26 октября 2020, понедельник, 13:56
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Экспертократия и экспертофобия

«Воскресный день на острове Гранд-Жатт». Жорж-Пьер Сёра, 1884-1886
«Воскресный день на острове Гранд-Жатт». Жорж-Пьер Сёра, 1884-1886
Wikimedia Commons

Виктор Вахштайн - кандидат социологических наук, заведующий кафедрой теоретической социологии и эпистемологии РАНХиГС при президенте Российской Федерации рассказал Борису Долгину, Дмитрию Ицковичу и Анатолию Кузичеву  в программе «Наука 2.0» - совместном проекте  портала «Полит.ру» и «Вести.FM» - о  критическом отношении общества к экспертам, об экспертной революции и ее последствиях, а также о том, почему социологи стали дилерами универсальных объяснений. Перед вами краткое содержание беседы. Аудиозапись передачи доступна здесь.

В Европе в 70-е годы произошла так называемая экспертная революция. Что это такое? Существует некоторый центр принятия решений, окруженный «защитным поясом» бюрократической элиты. У этого центра есть регулярный запрос на информацию, который предъявляется группе ответственных экспертов. Конечно, это огромный источник коррупции, но, тем не менее, есть некоторое внятное распределение ролей и есть бюрократическая обслуживающая прослойка, которая связывает людей, принимающих решения, и людей, обладающих знанием. 

Естественно, эксперты и люди, принимающие решения, в какой-то момент устанавливают прямой контакт и – если эксперты говорят на нужном языке – устраняют промежуточную бюрократическую инстанцию за ненадобностью. После этого эксперты, которые раньше получали заказы на экспертизу через промежуточные структуры, сами начинают выполнять функции этих структур и передают заказы сами себе.

Есть несколько причин, по которым слово «эксперт» становится ругательным и вызывает недоверие. Одна из них возникла во время Второй мировой войны и в послевоенные годы, когда эксперты стали занимать все более высокие позиции во властных иерархиях, обеспечивая принятие всех ключевых политических решений. Появляется такое клише – «всевластие экспертов», «экспертократия». А вместе с «экспертократией» появляется и «экспертофобия». Потому что человек, который влияет на принятие решения, не несет ответственности за его реализацию.

Замечательный пример приводит Курт Воннегут: «Приходит создатель водородной бомбы домой, а у него жена - детский врач. Вот они сидят мило на кухне и общаются. Он спрашивает: "Дорогая, как там тот малыш, у которого болел животик на прошлой неделе?" Она говорит: "Все отлично, мы придумали новое лекарство и помогли ему, у него больше не болит животик. А, кстати, дорогой, как там твоя бомба, которая должна убить несколько миллионов человек?" - "Прекрасно, дорогая, у нас было несколько технических трудностей, но мы с ними справились"».

Конечно, экспертократия - это клише, и оно не имеет прямого отношения к действительности. Но даже в истории экспертизы есть масса примеров того, как сами эксперты стараются поддерживать этот образ, в том числе приводя бесконечные примеры неудачных экспертных решений с тяжелыми политическими последствиями. 

 Сегодня экспертофобия возвращается, но уже на следующем витке спирали. Теперь это боязнь повседневной экспертности, которая не связана напрямую с политической властью. Педагог, медик, риэлтор – повседневная экспертиза связана с неповседневными рисками. 

Экспертом становится человек, которому задают экспертные вопросы

Есть реалистичный анекдот про человека, который мыл полы, и случайно оказался в комнате, где сидело несколько экспертов. Представитель «бюрократической прослойки» не сразу понял, что этот человек – уборщик, и начал задавать ему «содержательные» вопросы. Через некоторое время выяснилось, что высказывания уборщика отлично согласуются с мнением специалистов, а местами выглядит даже более обоснованным. В итоге стало понятно, что никакой принципиальной разницы между местным полотером и приглашенными экспертами нет. 

Один из тезисов Дмитрия Рогозина, который занимается «фальсификацией экспертности»: экспертом становится человек, которому задают экспертные вопросы. Эксперта таковым делает заданный ему вопрос, а не данный им ответ, потому что любой ответ в этом формате будет считываться как экспертный. Впрочем, всегда остается разница «языков» вопроса и ответа. В свое время Альфред Шюц дал исчерпывающую характеристику экспертному типу знания: эксперт - это человек, который находится между «хорошо информированным гражданином» и «ученым». Ученые недолюбливают экспертов именно за то, что те занимают ниши, которые ученые рассчитывали занять сами. Но есть несколько важных отличий между экспертом и исследователем. 

Знание эксперта, в отличие от знания исследователя, неотчуждаемо. Исследователь, после того как провел работу и представил результаты, больше ничего про этот объект не знает. Эксперт знает про объект, потому что либо был долгое время его частью, либо имел к нему какое-то очень тесное отношение. 

Например, на Балканах разминированием минных полей занимались бывшие полевые командиры, которые эти мины там и оставили. Получается, что в период войны они минируют поля, а когда война заканчивается и приходит ОБСЕ, они становятся экспертами по разминированию, потому что им точно известно, где чего лежит, где ходить можно, а где нет. 

Еще одно отличие - язык экспертизы. Это - забавный жаргон, некий гибрид между языком обывателя и языком ученого. У экспертизы нет своего языка, эксперт не имеет на это права. Если вы обратите внимание на то, как жанрово и стилистически выстроена речь эксперта, вы увидите, что говорящий все время скачет между заумной формулировкой, выдернутой из словаря той или иной научной теории, и очень обывательским, здравосмысленным суждением. 

Претензии социологов на экспертность

Нередко возникает вопрос, почему социологи чаще остальных выражают некую претензию на универсальное знание и оказываются в позиции экспертов. Каким образом получилось так, что социологи стали своего рода дилерами универсальных объяснений, распространителями объяснительных конструкций? 

Любопытно, что основания сегодняшней социологической наглости лежат в начале ХХ-го столетия и не имеют прямого отношения к каким-либо значимым историческим событиям. Они, скорее, имеют отношение к развитию социологии как науки. 

ХІХ-й век - это век психологии. В начале XIX-го столетия несколько немецких философов, среди которых Фриз и Бенеке, последовательно доказывают, что у психологии есть привилегированный доступ к познанию как психологическому процессу. Появляется направление психологической философии, которая перерастает в экспериментальную психологию. Психологи начинают вытеснять философов с кафедр, некоторые кафедры философии познания переименовываются в кафедры экспериментальной психологии. Математика и логика провозглашаются разделами психологии, и язык психологии начинает активно просачиваться в язык здравого смысла. 

Это отчасти связано с аргументом Канта об априорных формах знания. Если раньше Фриз и Бенеке доказывали, что Кант был прав, что действительно есть некоторые формы знания, но они не априорные, они психологические, то потом пришел Дюркгейм и сказал: Кант был прав, но формы знания - не психологические, а социальные. В тот момент, когда появилась идея, что познание - это социальный, а не психологический процесс, социологи получили привилегированный доступ к любому объекту. Социологические клише начали формировать здравый смысл обывателя.  

Обсудите в соцсетях

«Ангара» Африка Византия Вселенная Гренландия ДНК Иерусалим КГИ Луна МГУ МФТИ Марс Монголия НАСА РБК РВК РГГУ РадиоАстрон Роскосмос Роспатент Росприроднадзор Русал СМИ Сингапур Солнце Титан Юпитер акустика антибиотики античность антропогенез археология архитектура астероиды астрофизика бактерии бедность библиотеки биоинформатика биомедицина биомеханика бионика биоразнообразие биотехнологии блогосфера вакцинация викинги вирусы воспитание вулканология гаджеты генетика география геология геофизика геохимия гравитация грибы дельфины демография демократия дети динозавры животные здоровье землетрясение змеи зоопарк зрение изобретения иммунология импорт инновации интернет инфекции ислам исламизм исследования история карикатура картография католицизм кельты кибернетика киты клад климатология клонирование комары комета кометы компаративистика космос культура культурология лазер лексика лженаука лингвистика льготы мамонты математика материаловедение медицина металлургия метеориты микробиология микроорганизмы мифология млекопитающие мозг моллюски музеи насекомые наука нацпроекты неандертальцы нейробиология неолит обезьяны общество онкология открытия палеоклиматология палеолит палеонтология память папирусы паразиты перевод питание планетология погода политика право приматы природа психиатрия психоанализ психология психофизиология птицы путешествие пчелы ракета растения религиоведение рептилии робототехника рыбы сердце смертность собаки сон социология спутники старение старообрядцы стартапы статистика такси технологии тигры топливо торнадо транспорт ураган урбанистика фармакология физика физиология фольклор химия христианство цифровизация школа экзопланеты экология электрохимия эпидемии эпидемиология этология язык Александр Беглов Алексей Ананьев Дмитрий Козак Древний Египет Западная Африка Латинская Америка НПО «Энергомаш» Нобелевская премия РКК «Энергия» Российская империя Сергиев Посад Солнечная система альтернативная энергетика аутизм биология бозон Хиггса вымирающие виды глобальное потепление грипп защита растений инвазивные виды информационные технологии искусственный интеллект история искусства история цивилизаций исчезающие языки квантовая физика квантовые технологии климатические изменения компьютерная безопасность компьютерные технологии космический мусор криминалистика культурная антропология культурные растения междисциплинарные исследования местное самоуправление мобильные приложения научный юмор облачные технологии обучение одаренные дети педагогика персональные данные подготовка космонавтов преподавание истории продолжительность жизни происхождение человека русский язык сланцевая революция физическая антропология финансовый рынок черные дыры эволюция эволюция звезд эмбриональное развитие этнические конфликты ядерная физика Вольное историческое общество Европейская южная обсерватория жизнь вне Земли естественные и точные науки НПО им.Лавочкина Центр им.Хруничева История человека. История институтов дело Baring Vostok Протон-М 3D Apple Big data Dragon Facebook Google GPS IBM MERS PayPal PRO SCIENCE видео ProScience Театр SpaceX Tesla Motors Wi-Fi

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2020.