16 июля 2019, Вторник, 11:23
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

14 июля 2013, 15:08

Романтики с большой науки

Фрагмент обложки книги Эрнста Фишера «Warum Spinat nur Popeye stark macht».
Фрагмент обложки книги Эрнста Фишера «Warum Spinat nur Popeye stark macht».
 
 

В начале лета 2013 года в русском переводе вышла книга немецкого историка науки Эрнста Фишера с жутковатым названием «Растут ли у покойника волосы?». Оригинальное немецкое заглавие, правда, сильно отличается от переводного: «Warum Spinat nur Popeye stark macht» - «Почему шпинат придаёт сил только Попаю». Издатели здраво решили, что герой американских мультфильмов моряк Попай, приобретавший огромную силу, съедая банку консервированного шпината, - не самый известный русскому читателю персонаж.

В аннотации сказано: «Фишер развенчивает самые живучие и самые нелепые мифы в истории науки». В действительности это не совсем так.  Да, конечно, мифы вроде представлений о непогрешимости Нобелевского комитета (хотя не думаю, что у нас так уж свято верят в его непогрешимость), плохой успеваемости Эйнштейна или ужасном вреде ночных походов к холодильнику, Фишер действительно опровергает. Но, кажется, самого его эти мифы мало занимают. Набор разоблачаемых мифов не то что бы совсем банален, но на эксклюзивность не претендует. Во всяком случае, с разоблачениями некоторых из них читатель уже мог познакомиться в прошлом году, когда в России издали Джона Уоллера - «Правда и ложь в истории великих открытий». Фишер вообще про другое: в первую очередь его книга - попытка взглянуть на естественные науки с точки зрения гуманитария. И широкая эрудиция вполне позволяет автору это сделать.

Фигура гения-одиночки, противостоящего миру, или, как минимум, косной среде, столь любимая  популяризаторами науки, перекочевала в историю науки прямо из поэзии романтизма.

Фишер обнаруживает, например, что наука имеет много общего с романтизмом. Петру Образцову, написавшему подробную рецензию на книгу для "Русского журнала", эти рассуждения кажутся мало убедительными, как и попытки доказать, что результаты научного исследования столь же уникальны, как и произведения художественного творчества. Но я здесь скорее готов согласиться с Фишером. Фигура гения-одиночки, противостоящего миру, или, как минимум, косной среде, фигура столь любимая  популяризаторами науки, перекочевала в историю науки прямо из поэзии романтизма. Между байроновскими Каином и Манфредом и, скажем, академиком Вернадским в изображении серии ЖЗЛ,- не такая большая разница. Уж если что-то я и мог бы поставить в вину издателям, так это некоторую корявость перевода: «…Сегодня учёным приходится отвечать перед судом возмущённой общественности, которая подводит итог ущербу окружающей среды…» - я не сочувствую граммар-наци, но это всё-таки коряво написано.

Впрочем, недостатки перевода с лихвой компенсируются содержанием. Выводы и предположения Фишера часто неожиданны, почти парадоксальны. Например, он отмечает, что учреждение Нобелевской премии может быть связано с возрождением Олимпийских игр, что точность не всегда помогает знанию, и, в конце концов, что наука и религия далеко не всегда стремятся друг друга уничтожить. Он пишет, что Ламарк, создавая свою, ещё несовершенную идею эволюции, исходил из религиозной идеи о благости творца. Конечно, на смену ламаркистским гипотезам пришел дарвинизм, намного скептичней смотревший на идею божественного вмешательства в земные дела. Однако, хотя Дарвин к Ламарку и ламаркистам относился без особого почтения, создал бы он свою великолепную теорию, не будь у него религиозного предшественника?

Впрочем, в попытках помирить науку и религию Фишер порой заходит слишком далеко. Его декларация о том, что открытия Коперника вовсе не противоречили официальным представлениями католической теологии, кажется надуманной. Но в других случаях ему действительно удается объединить вещи совершенно, на непросвещенный взгляд, не связанные, такие как философия Канта и коперниковская астрономия, физика Ньютона и произведения Гофмана. Он представляет науку не оторванной от мира, а связанной с ним: с искусством, спортом, модой.

Если вы гуманитарий с дипломом историка, искусствоведа или филолога или просто человек, которому  интересней читать Гофмана, а не разбираться в формулах (подозреваю, что таковых на земле пока ещё большинство), этот текст - для вас. Он создан, чтобы вы не боялись естественных наук с их страшными графиками и вычислениями - они человечней, чем кажется.

Выходные данные:

Эрнст Петер Фишер. Растут ли волосы у покойника? Мифы современной науки. – М., БИНОМ: лаборатория знаний, 2013. - 248 С. ISBN 978-5-9963-1647-2

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.