26 марта 2019, Вторник, 05:14
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

11 сентября 2016, 08:52

Зачем политике наука?

Дмитрий Травин, Ольга Попова, Александр Сунгуров, Красимир Врански
Дмитрий Травин, Ольга Попова, Александр Сунгуров, Красимир Врански

Мы публикуем стенограмму дискуссии, состоявшейся в рамках первого цикла образовательного проекта «Гражданин Политолог» с участием Ольги Поповой, председателя экспертного совета Российской ассоциации политической науки, Александра Сунгурова, президента Санкт-Петербургского центра «Стратегия» и Красимира Врански, основателя движения «Красивый Петербург». Модератором дискуссии выступил Дмитрий Травин, научный руководитель «Центра исследования модернизации» ЕУ СПб.

На почетном третьем месте

Д. Травин. Я долго думал почему меня пригласили модерировать эту сложную дискуссию, хотя я вообще-то не политолог, а экономист. Но, наверное, потому, что я буду слушать, это всё с большим интересом. Я сам в каком-то смысле являюсь потребителем политической науки и буду с помощью уважаемых выступающих в этом сегодня разбираться. Дело в том, что я много лет пишу статьи по политической тематике, и естественно интересуюсь различными материалами политической науки, т.е. тем, что пишут политологи. Тем не менее, материалы по политологии я использую, наверное, в своей работе, только на третьем месте. На первом месте находится здравый смысл, а на втором - сравнительные исторические параллели.

К примеру, когда нужно было разобраться, что произошло с Крымом в прошлом году, зачем он понадобился России, я начал думать кому это выгодно и на основе здравого смысла что-то написал. Кроме того, обращает на себя внимание, что в истории существовало много параллелей, такого же рода «желаний» у самых разных стран: приобрести какой-нибудь остров, полуостров или территорию. К сожалению, мнение самой политической науки у меня было где-то на третьем месте и сегодня я буду с нетерпением ждать, чтобы уважаемые дискутанты показали всем нам то, чем полезна политическая наука нам с вами, и что из неё мы можем извлечь.

На этом моё вступительное слово заканчивается, и я передаю слово Ольге Валентиновне Поповой, профессору, председателю экспертного совета Российской ассоциации политических наук.

Объективное знание, нужды заказчика или политическая мода?

О. Попова. Сегодня я хотела бы тезисно коснуться трех аспектов. Во-первых, почему на самом деле не может быть единой точки зрения о том, для чего политология нужна политологам и вообще в целом не может быть единой точки зрения об отношении политологов и политиков. Во-вторых, я хочу остановиться на тех запросах, которые на сегодняшний день политики-практики предъявляют к политологам. Третий момент, будет посвящен тому, какие тематические направления на сегодняшний день мне кажутся наиболее значимыми для политической практики.

Итак, почему не может быть единой точки зрения по вопросу зачем политология политикам?

Очевидно, что отношения политолог-политик, это субъект-субъектные отношения. Не может политик быть просто потребителем той информации, которую поставляет ему учёный политолог, поскольку политик обладает своей политической волей, своим весьма часто специфическим представлением о том, каким образом должна развиваться страна, гражданское общество, политические институты. Наконец, и это тоже немаловажно, у политиков есть ресурсы, которые подчас отсутствуют у политологов.

Кроме того, сама по себе политология, это многоуровневое знание и крайне редко политологи владеют всем арсеналом средств, и знаний, которые могут быть предъявлены политикам. Политическая наука содержит в себе 3 основных блока: макроуровень, которым владеют очень немногие, теории среднего уровня - более или менее распространённая вещь – и теории микроуровня. К тому же существует обширное поле прикладных, эмпирических исследований. Что делает политолог в каждый определенный момент времени: он либо решает острую практическую задачу, чаще всего связанную с конфликтами актуальными для политической сферы, либо пытается делать стационарную картинку или некий прогноз развития политического будущего. Эти два процесса абсолютно разные.

Третий момент, о котором нельзя забывать, это проблема, которая связана с пресловутой политической модой. Вы просто отследите поток научных публикаций по тем ли иным темам в различные отрезки времени, и увидите, когда одна тема, которая позавчера казалась суперактуальной, на сегодняшний день, в принципе уже в политической науке не встречается и вполне возможно, что она окажется востребованной средне статистическим политологом, только лет через пятнадцать. Здесь мы сталкиваемся с ещё одним очень любопытным феноменом. Речь идёт о т.н. запаздывающем отражении – понятии, которое отсылает нас к философии. В ситуации отношений политолог-политик имеется именно запаздывающее отражение.

К примеру, общеизвестно, что по российской конституции ни одна идеология не имеет право на существование. Тем не менее, периодически вопрос о национальной идее, о некотором проекте возникал в умах и риторике политиков. Учёные-политологи с начала 1990-х годов обратили внимание российской власти на три возможные интерпретации этого вопроса и на три проблемы с ними связанные. Речь идет о проблеме этнической идентичности, проблеме национальной идентичности и проблеме глобального проекта развития России. Давайте попробуем догадаться через какой временной промежуток политики вновь стали возвращаться к этому вопросу после 1990-ых? Прошло ровно 15 лет и в 2006 году состоялась первая конференция, дискуссионные площадки, на которых эти проблемы стали более-менее обсуждаться. Однако затем эти темы вновь оказались очень быстро выхолощены. Ряд политологов, которые писали о проблемах национально-государственной идентичности в последние 3-4 года, они, скажем так, превратились в заказных авторов.

Мудрец из башни или эксперт на заказ?

Следующий момент, на который нужно обратить внимание - отношения самого политолога как учёного к объекту своего исследования. Здесь также существует три позиции, и выбор этой позиции по отношению к объекту исследования принципиально меняет и отношение к политикам и политике.

Первый вариант – т.н. «мудрец в башне из слоновьей кости»: смотрит на все процессы со стороны и претендует на объективность. Этот вариант прекрасен для науки, но редко реализуется. Вторая возможная позиция - выполнение сервильных функций «эксперта на заказ». Его задача - легитимация тех задач, которые ставит власть. Третья позиция, которая насколько я понимаю в России сейчас достаточно сложная, связана с выполнением социального заказа косвенного заказчика и реализацией интересов социума.

Если же мы посмотрим на реальный запрос политиков в отношении политологов, то картинка здесь окажется достаточно печальной. Можно выделить четыре базовых запроса власти к политологам.

Запрос первый, это оперативная информация о состоянии социума, общественного мнения и краткосрочное прогнозирование политических рисков, политической активности различных авторов. За подобной наукообразной формулировкой скрывается запрос на средства обеспечения стабильности существующего политического режима и сохранения в почти незыблемом состоянии политической системы. Второй запрос власти к политологам - легитимация принятых политических решений посредством проведения экспертизы, публикаций в СМИ, в интернет пространстве, развёрнутых постов на политическую тематику. Третий запрос - технологическая помощь в разработке и реализации различных политических проектов: от выборов до формирования имиджа органов власти. И, пожалуй, самый «неурожайный» вариант – запрос не столько политиков, сколько чиновников, органов государственной власти к политологам на «получение» учёной степени кандидата или доктора наук, который они используют как дополнительный социальный капитал в своей карьере. Стоит уточнить, что эта ситуация типична для многих государств вне зависимости от политических режимов.

Семь вопросов для политической науки

На сегодняшний момент я бы выделила семь ключевых направлений для политологов, запрос на которые у власти существует. Данный список можно изменять, увеличивать, поскольку это исключительно моя точка зрения, но тем не менее.

Первое и самое главное - на сегодняшний день, несмотря на принятую «Стратегию-2020» и ряд других документов, существует очень серьёзный запрос на глобальные проекты стратегического развития России. Нет цели, нет понимания того куда мы движемся. Просто существовать решая тактические задачи, наверное, можно, но это существование в болоте. Второе актуальное на сегодняшний момент направление - междисциплинарный проект национальной безопасности Российской Федерации, который должен учитывать различные измерения: экономические, социальные, информационные и т.д. Те проекты национальной безопасности и государственные документы, которые существуют, мягко говоря, не вполне могут решить задачи, стоящие перед российским государством. Третье направление, которое, кстати, тщательно вымывается – практическое и связано с реальным оцениванием государственных программ с точки зрения их эффективности и социальной ориентированности. Власть предпочитает воссоздавать оценивающие структуры среди государственных программ при самих органах власти. Результат очевиден. Ставка делается на такие показатели, как эффективное освоение бюджета.

Четвёртое направление, которое тоже на сегодняшний день оказывается почти невостребованным, но может быть крайне востребованным в будущем - определение стратегий взамовыгодных, то есть учитывающих взаимные интересы, отношений между государством и гражданским обществом. Ставить крест на гражданском обществе в нашей стране рано, точно также, как и сводить гражданское общество к существованию каких-то формальных, якобы общественных структур при власти. Пятое направление, это оптимизация функционирования партийной системы и партий. Более 70 партий зарегистрировано на данный момент, хотя мы понимаем, что на выборы не выйдет не просто половина, а не менее 2/3, т.е. большинство из них – спойлеры, спарринг-партнеры, партии «бизнес-френдли». В такой ситуации оценка эффективности партийной системы, конечно неудовлетворительная.

Ещё два направления, которые я охарактеризую совсем кратко, но в которых остро нуждается российское государство - это грамотно разрабатываемая символическая политика, и в том числе политика памяти. Тут у нас есть, на самом деле, очень серьёзные провалы, которые делают малопродуктивными многие действия властей и институтов гражданского общества. Самый последний проект - грамотная интернет-политика, причём не только государственных органов, но и многих политических авторов. Сужение политических акторов - это смерть политики, это смерть демократии. Передаю слово следующему оратору.

Когда политика займется тобой

А. Сунгуров: Отвечая на вопрос, заявленный организаторами - «Зачем политология для граждан и не политиков» - я написал в аннотации фразу, которую мы поместили на неформальный сайт нашей кафедры в НИУ ВШЭ. Фраза очень простая: «Ты можешь не заниматься политикой, но тогда политика займётся тобой». Это самое важно для понимания, если рассматривать политику, как некоторые отношения многих субъектов, акторов по поводу власти.

В нашей стране есть укоренённое и не слишком верное еще с давних времён, может быть, со времён Ивана Грозного, точка зрения, что политика - это только функция государства. Само слово «государство» происходит от слова статус, ситуация, положение, некие законы, однако, у нас в основе, когда мы говорим «государство» мы всё ищем, где же тот самый государь, которому это государство принадлежит. То ли это царь, то ли это первый председатель обкома, то ли президент - меняются названия, но институты выстраиваются одинаково.

Что нужно сделать, чтобы переломить эту тенденцию? Я всегда привожу в пример, как я впервые в жизни занимался биофизикой. Есть такой эксперимент, когда 2 многоклеточные губки – желтую и зеленую - растирают через сито, они распадаются на отдельные клетки и получается такой оранжевый бульон. Если дать ему постоять при нормальной температуре, то «жёлтые» клетки найдут жёлтые клетки, зелёные – зелёные, и через какое-то время снова плавают две губки. Тоже самое примерно произошло у нас в 1990-ые годы, когда мы, вроде бы, («мы» - это те люди, которые считали, что нужно завершить перестройку, добиться, чтобы этот режим наконец разрушился) взяли власть в свои руки, нам казалось, что мы можем сразу же улучшить жизнь людей, приняв определённые законы. Но, во-первых, принятые и разработанные нами законы были не очень качественные, а во-вторых, мы никак не смогли прочувствовать, что все может вернуться назад, откатиться, а поэтому не заложили никаких механизмов, способных этому воспрепятствовать. Теперь, к примеру, Администрация президента очень напоминает ЦК Партии, а особенно учитывая то, что не существует закона, который регулирует ее деятельность.

Демократия начинается с подъезда

Возвращаясь к вопросу, о котором мы говорим - зачем политика нужна гражданам – нужно вспомнить про разделение термина «политика» на 2 – policy и politics. Politics – это выборы, политическая борьба, без которых сложно обойтись. Policy – это реализация политического курса, курса, который нужен сейчас обществу. Поэтому политика обществу нужна для того, чтобы организовывать его жизнь. Когда люди все чаще начинают говорить, что во всех бедах виноват Путин – во всех даже самых малых, к примеру, когда лампочка в парадной не горит – это значит, что мы сами не можем её ввернуть. Не можем самоорганизоваться. Есть такая статья, которую написал один из активистов, бывший депутат райсовета Василеостровского района, она называлась «Демократия начинается с подъезда», и это очень точная метафора. Потому что, если мы не сумеем самоорганизовываться на самом низовом уровне и будем ждать, когда некий начальник придёт – никакой демократии у нас не получится. А как самоорганизовываться, как сделать так, чтобы из нашей общественной жизни что-то получилось, чтобы не разругались участники тех групп, которые мы создаём, чтобы терпели какие-то неудобства, чтоб получилось в конце концов гражданское общества – в том числе для этого нам и нужна политическая наука.

Другой пример – политические партии. Они помогают структурировать, организовывать политический процесс. Когда мы приходим на избирательные участки, кандидаты чаще всего представляют какие-либо партии и мы, не зная самого кандидата, можем составить о нем свое представление по той партии, от которой он выдвигается. Более того, партия, партийное строительство – долговременный процесс, который подстраховывает сам себя и систему от перегибов.

Выборы - это наше с вами волеизъявление, наши надежды, что будут люди, которые смогут нас представлять. Чем больше будет партий в парламенте, тем сложнее их будет перекупать или не удастся перекупить вовсе. Петербургский ЗакС – это точно «место для дискуссий», иногда оппозиции не хватает всего 2-3 голосов, чтобы изменить очень многое. Буквально еще немного и может пойти речь о серьезном принятии решений. Тоже самое может случится из с Госдумой, если опять-таки мы с вами проголосуем умом. Есть точка зрения, что всё это плохо и что бесполезно участвовать в этом прогнившем режиме, что это комедия и т.д., но давайте подумаем, какова же альтернатива? Ждать, когда взорвётся паровой котёл? К сожалению, когда я брал одно из интервью в рамках исследовательского проекта по взаимодействию власти и экспертного сообщества (совместно с Михаилом Карягиным), наш интервьюируемый сказал очень точную фразу: российская власть относится к ученым, как к пожарникам, причём пожарникам не очень умным. Потому что когда пожарник приходит и говорит: у вас там куча всяких грязных вещей и от этого может все загореться - ему говорят - уходи не мешай работать. А уже когда загорается, то срочно призывают и просят - потуши. Этот интервьюируемый очень хорошо сам знал власть изнутри.

Но нужно понимать, что власть никто нам на парашютах не спустит. В Грузии с помощью Сороса, к которому я хорошо отношусь и который много сделал хорошего, получилось и то недолго. Дело в том, что ту правоохранительную реформу, которую затеял Михаил Саакашвили в Грузии, когда уволили всех гаишников, а затем набрали новых – очень высокую зарплату этим «новым гаишникам» первые несколько лет платил именно Сорос. Но если на Грузию средств Сороса еще хватит, то на российских гаишников – не хватит ни у кого. Никто этих честных гаишников нам на парашютах не спустит, нам самим придётся постепенно переделывать эту систему. Каким образом? Во-первых, через участие в выборах. Во-вторых, с помощью гражданского образования. это очень важная тема гражданского образования.

Когда мы сегодня спрашиваем студентов-политологов, особенно первых курсов, то оказывается больше всего их интересует, что происходит в школе. Почему учителя выделяют не критически мыслящих, и не рассуждающих? Почему не помочь тем учителям, которые хотят готовить критически мыслящих, а не лояльных режиму патриотов. Чем они могут помочь уже будучи студентами? Есть разные форумы, встречи, встречи со школьниками, обсуждение проблем как формируется политическая культура с конкретными методиками, через конкретные подходы и мы пытаемся это делать потому, что это - работа на годы вперёд.

Три сценария 2015

После кризиса 1998-го года в Москве был создан «Клуб 2015». Предприниматели, которые поняли, что если они не будут участвовать в политике, то политика непременно займётся ими, точнее их бизнесом, задумались о защите своего будущего. Они предложили экспертам и журналистам сделать три сценария для 2015 года. Почему 2015 год? Они считали, что к 2015 году будут ещё активны в бизнесе. Первый сценарий – Россия, из которой нужно уезжать уже сейчас. Второй сценарий: Россия, в которой можно работать, но дети, чтобы точно жили и учились за рубежом. Наконец, третий сценарий: Россия, в которой хотелось бы, чтобы жили наши дети. Но реализация одного из этих сценарий зависит только от нас самих. Только мы должны определить страну, в которой захотелось бы жить нашим детям. Как говорит Григорий Львович Тульчинский, проблема нынешней России в том, что в ней не хватает людей с длинными мыслями. Как обеспечить, чтобы эти длинные мысли были, и чтобы ещё они отражали реальность и могли предвидеть, формировать хорошее будущее.

Именно этому и помогает учиться политическая наука. Всем, спасибо.

Д. Травин. Спасибо, Александр Юрьевич. Прежде, чем я предоставлю слово Красимиру, мы сейчас сформулируем длинную мысль. Я слушал двух уважаемых докладчиков и обратил внимание на следующий момент. Задача говорить, кажется, была об одном, но говорили они о разном. Ольга Валентиновна Попова фактически подошла к вопросу следующим образом: как политическая наука нужна власти и чётко сформулировала четыре пункта. Власть хочет получить информацию о социуме, о рисках, власть хочет легитимизировать те решения, которые уже приняты, и власть хочет получить техническую помощь по организации выборов и прочих компаний. Правда, иногда ещё хочет, чтобы ей написали диссертацию, но оставим это сейчас. Александр Юрьевич Сунгуров подошёл с другой стороны, начав с того, что если мы не занимаемся политикой, то политика займётся нами. То есть он оставил власть где-то в стороне и стал говорить о нас с вами, зачем нам с вами нужна политическая наука. Фактически наши уважаемые эксперты, к которым присоединиться Красимир Врански, предложили совершенно разную постановку проблемы. Один эксперт думал о том, что политологи нужны власти, другой, что политологи нужны нам с вами.

Мы сейчас послушаем, что скажет Красимир Врански, а я после его выступления, попрошу вас проголосовать. Многие из вас будущие политологи. когда вы получите диплом и будете квалифицированными экспертами, вы к кому пойдёте предлагать свои услуги: власти или обществу. Тем, о ком говорила Ольга Валентиновна или тем, о ком говорил Александр Юрьевич. Немножко так сосредоточитесь и обязательно проголосуйте, когда я этот вопрос на голосование поставлю

Нельзя оставаться в стороне

К.Врански. Я хотел бы продолжить как раз мысль Александра Юрьевича по поводу патриотов, о том, каких сейчас взращивают у нас в обществе людей. У нас очень много патриотов, да и у нас очень много верующих, но нам очень сильно не хватает граждан, которые осознают свои права, свою ответственность. До 30 лет был совершенно обычным парнем, закончил экономический факультет, работал с утра до вечера, пять дней в неделю, в свободное время - любил посмотреть сериалы, фильмы с друзьями, любил дискотеки, отдых и т.д. Обычный человек, который ничем не примечателен. Но когда я столкнулся конкретной проблемой и попытался её разрешить. В итоге, решил и задумался о том, какие ещё проблемы есть, как минимум, у меня во дворе. Начав их решать, я с каждым шагом осознавал: первое, что мой дом, это не четыре стены, в которых я живу и нельзя быть в стороне от того места, где ты живешь.

Проблема с которой началась моя общественная жизнь была самой простой – у меня во дворе открыли розничный магазин с сомнительной репутацией, после чего там начали скапливаться пьянчужки и стрелять из пистолетов. Каждую ночь буянили и шумели. Никто спать не мог, и решить такую проблему простым образом - выйти и сделать замечание ночью – пьяным людям с пистолетами невозможно. Это задача полиции, н она не приезжала на вызов или приезжала под утро, когда уже никого не было. Решение такой проблемы вывело меня на уровень осознания, что мой дом - это ещё и мой двор.

Дальше я как будто разорвал шаблоны своего мышления. Тогда еже я осознал, что власть, на самом деле, это не чиновники и не политики, власть - это граждане, это мы. Каждый из нас, как и написано в Конституции, является единицей власти. Именно мы являемся заказчикам тех решений, которые хотим увидеть в нашем обществе. Для этого у нас есть чиновники, которым мы даём поручения напрямую: возможно путем общественных запросов или же через обращение по сети или через массовые обращения, петиции или через мероприятия, акции, которые показывают, что есть запрос на некоторое изменение в обществе. Кроме того, есть специальные люди во властное иерархии – депутаты, которые обязаны защищать наши интересы, несмотря на их формальную партийную принадлежность. Это уже не говоря о полиции, прокуратуре и других структурах, которые должны нас защищать.

У всех этих структур есть особая ответственность перед нами, как гражданами. Мы должны соблюдать законы. Когда мы видим, как кто-то нарушает закон, наша задача об этом информировать ту же полицию. Когда мы перестанем быть равнодушными, поймём, что наша Россия, наш Санкт-Петербург, это всё - наш дом, и поэтому все те проблемы, которые есть в нашем обществе - касаются каждого из нас. Мне кажется, что в этом должен состоять успех нашего общества - чтобы каждый из нас почувствовал себя гражданином и принял ответственность за судьбу страны.

Допустим, вы увидели человека, который бросил окурок мимо урны - остановите его и предупредите: «Вы уронили окурок». Надеяться в таких самых мелких вопросах на власть – это значит не уважать себя. Мы видим к чему мы пришли. Мы видим, то положение, в котором мы находимся. Когда мы соберём достаточное количество людей, которые осознают свою гражданскую позицию, когда мы начнём пользоваться этими рычагами давления на чиновников, политиками, воздействовать и тогда мы сможем придти к той ситуации, к которой хотим именно мы.

Выборы, которые пройдут сейчас в сентябре - это тоже один из рычагов. Мы видим, что в 2011-м году были нарушения, выгоняли наблюдателей с участков, сторонников оппозиционных партий. После, когда митинговали, протестовали их забирали в полицию, заводили уголовные дела. У меня сегодня очередное дело, по которому я обвиняюсь в препятствовании незаконной стройке. Вообще, это наш долг, наша страна и кому как не нам сражаться за неё.

Наука не нужна?

Д. Травин. Спасибо большое. Я понял почему организаторы пригласили Красимира Врански на эту дискуссию. На самом деле, Красимир Врански, как общественный деятель, является потенциальным потребителем той продукции, которую Ольга Валентиновна и Александр Юрьевич готовы предложить. Я сейчас внимательно слушал то, что говорил Красимир и обнаружил, что никакого заказа на нашу продукцию он не предъявил, он ни слова не сказал о том зачем ему, как практику нужна политическая наука. Наука не нужна. И может быть, потом Красимир отвечая, на мой вызов сформулирует зачем нужна наука, но то, что в первом слове он ничего об этом не сказал, это уже интересно, а я на это обратил внимание потому, что у меня был собственный опыт на этот счёт.

Лет пятнадцать назад, когда я ещё не был профессором Европейского университета, а был заместителем редактора одного еженедельника, который много писал про политику. И тогда у наших местных политиков демократической ориентации был очередной кризис. Мы решили собрать самых интересных, влиятельных политиков у себя в редакции и попытаться как-то организовать их, попытаться помочь им найти общий язык. Это один из самых больших шоков в моей жизни. Мы их собрали, попытались сформулировать актуальные для города проблемы, не совсем так, как Красимир формулировал, но близко. Затем предложили политикам высказаться и эти ребята... Я их очень уважаю и не буду говорить, кто там конкретно присутствовал, но они с увлечением начали обсуждать свои внутренние разборки, а именно как там на выборах победить, кто у них должен быть главным, кто не главным и т.д.

Никакая наука политическая им не нужна. Им не нужна была даже помощь со стороны газеты, которая влияла на какую-то часть электората и готова была что-то в этом плане сделать. Поэтому вопрос, который сформулирован для нашей дискуссии, меня всё более и более беспокоит. А вообще нужна политическая наука кому-то: верхам, низам или кому-то еще? Давайте сейчас проголосуем.

Кто из присутствующих здесь, будучи политологом или став им захочет предложить свои услуги власти? (руку подняли 10-12 человек) А кто предложит свои услуги обществу (руку подняли также 10-12 человек). Мнение проголосовавших разделилось поровну, но значительная часть не проголосовала, видимо, потому что не готова предлагать услуги кому-то в принципе.

К. Врански: Давайте я отвечу. Я считаю, что есть учёные, которые должны учить таких как я. Например, я читал книги Александра Сунгурова. Без этого, без каких-то знаний базовых невозможно. Опять же до какого-то момента можнобороться и я постоянно борюсь, но потом появляется потребность в том, чтобы понять как эта вся политическая машина работает.

А. Сунгуров: Спасибо, это хороший вопрос. Нужна ли наука политикам. Я всё время говорю в этом случае, что наше дело и наша задача не «спринтерская», а «стаерская» потому, что действительно, разные есть политики. Одни - думают, как им сохранить своё место, и при нынешних задачах системы, отчасти прагматичный подход в краткосрочной перспективе - служить тем, кто будет дальше управлять, кто будет победителем на праймериз "Единой России". Они сохраняют своё место до определенного времени, пока люди будут голосовать не умом, а чем-то другим.

С другой стороны, есть люди, которые думают не от том, чтобы сохранить своё место - и в этом на мой взгляд подлинная политика, политика с человеческим лицом - а именно, чтобы принести пользу своему городу, стране и миру. Но я надеюсь, что в будущем таких политиков будет больше и подготовка таких политиков – дело будущего. Политологи в принципе - одни из тех людей, которые действительно видоизменили во многом мир. К примеру, созадние Лиги Наций. Чья была идея? Вудро Вильсона – первого PhD политолога в Америке. Он тоже не сразу появился, не сразу появилась и политическая наука. Нужны люди с длинными мыслями и поэтому повторяю: задача наша стаерская.

О. Попова. Мне кажется, что, на самом деле, в известной степени наша дискуссия напоминает, хоть и отдалённо, но те споры, которые велись в конце 1960-х - начале 1970-х годов о возможности превращения теоретического знания в технократическое с системным принципом на основании прогрессивного развития общества. У меня вообще глубокое убеждение заключается в том, что научное проектирование - это важнейший компонент любого научного знания, в том числе, политологии. Если мы выбрасываем из политологического знания этот компонент, то, так называемая, «наука» оказывается бесполезной, по крайней мере, в реальной политической общественной жизни.

С этой точки зрения показателен особо волатильный курс нашей власти, который касается планирования. В советское время существовали пятилетки – по ним планирование осуществлялось главным образом в экономической области. Власть в конце нулевых вдруг сообразила, что без долгосрочного планирования и прогнозирования как-то общество, и государство развиваются плоховато. Пошла волна заявлений, что необходимо стратегическое планирование, как минимум на 3-5 лет. Что мы слышим последний год? Нет стратегических планов, всё планирование сузить до одного года. Но такие «короткие» забеги как раз не позволяют выстраивать грамотную стратегическую линию развития государства.

У нас какое-то время назад на сайте был опрос: куда хотят пойти выпускники – и 96% процентов выбрали органы власти, даже несмотря на сегодняшнее голосование. Это даже не вопрос, как хотят люди жить - хорошо или нет. Просто есть убеждённость, что, если ты находишься внутри системы, ты можешь её изменить. У меня насчёт этого есть больше сомнения, поскольку, если ты садишься в некое кресло, то уже система начинает играть тобой, а не ты системой.

Закон Чурова

Д. Травин. Спасибо. Мне понравилась идея, что надо идти работать во власть – там платят деньги, но при этом надо сохранять достаточно самостоятельности, чтобы за деньги власти работать на общество. Красимир, может как-то дополните?

К. Врански. Мне кажется, что как раз вливание в какую-то политическую партию или же вливание в органы власти - не даёт возможность вообще ничего самостоятельно решить или сделать. Поэтому я туда не иду. Потому что вы тем самым вливаетесь в определённый поток - и я вижу результаты этих потоков. Они мне не нравятся, поэтому я понимаю, что нужно самим становится политиками, политологами, самостоятельно научиться другим образом быть внутри этой системы. Через нашу политическую систему и те партии, которые сейчас есть - ничего не решить. Там стагнация, там лояльность, нет согласованности действий, ничего. Лояльные политики, молодые из МГЕР, "Единой России" - они не высылают обращение в органы власти, а согласовывают решение обратиться к муниципалитету, чтобы заделать яму, обращаются к главе своей партии с вопросом, можно ли обратиться к главе муниципалитета, чтобы элементарно яму заделал. Такой образ мышления пагубен для нас.

Д. Травин. А я не вижу здесь противоречий. Вырисовывается такая схема: для того, чтобы спасать парк, заниматься общественной деятельностью, вы не должны идти во власть, но, если вы не политик, не общественный деятель, а политолог вы идёте в органы власти, получаете там зарплату, живёте, кормите семью, но одновременно работаете на общество, предлагая Красимиру какие-то политологические идеи, которым он в будущем возможно воспользуется.

К. Врански. Чтобы я воспользовался этими советами я должен говорить две вещи: «Губернатор мудрый правитель» и «Партия «Единая Россия» самая лучшая партия в мире». После этого я могу как-то, что-то делать, а иначе - не получается.

Д. Травин. Получается, такой закон Чурова: Путин всегда прав. Пункт второй: если Путин не прав, смотри пункт первый. Пункт третий: парк всё-таки надо спасти.

В целом, к концу нашей дискуссии я прихожу к следующему выводу Черчилль когда-то сказал фразу: «Чем отличается политик от государственного деятеля? Политик думает о ближайших выборах, а государственный деятель думает о будущих поколениях». У меня такое ощущение, что политике политология как наука не нужна. Но государственный деятелям, таким как Красимиру на местному уровне, которые занимаются спасением того, что мы должны спасать - нужна. В будущем какому-либо президенту придётся разгребать то, что мы наворотили за последние годы и спасать страну, которая находится в сложном, мягко говоря. положении. Любому государственному деятелю политическая наука нужна потому, что политическая наука помогает разобраться в том, как функционирует государство и что нужно сделать для того, чтобы оно функционировало нормально. Однако сейчас российские политики заняты быстрым созданием карьеры, для того, чтобы завтра стать депутатом. На мой взгляд в этом и состоит ключевая разница и ключевая ошибка. Всем спасибо!

Расшифровка: Алексей Горбачев

Редактура: Комин Михаил, Виктория Полторацкая.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

20.03 00:52Замглавы правительства Ставрополья попала под проверку из-за уголовного дела
20.03 00:36Минтруд предложил продлить программу маткапитала до 2024 года
20.03 00:25Росстат по-новому пересчитает доходы россиян за последние шесть лет
20.03 00:05«Нуреев» Серебренникова получил премию BraVo как лучший балет года
19.03 23:48Украина решила запастись газом в ожидании «российских провокаций»
19.03 23:19«Роскосмос» оштрафовал свой НИИ на 155 млн рублей
19.03 23:02Переговоры о торговой сделке между США и КНР дошли до финала
19.03 22:28После ухода Назарбаева в Казахстане начали массово скупать доллары
19.03 22:05Росстат подсчитал наедающихся на ночь россиян
19.03 21:53Путин назвал Су-57 лучшим самолетом в мире
19.03 21:36В аэропорту иранской столицы загорелся лайнер с пассажирами
19.03 21:22Египет впервые с 2013 года повысит сбор за выезд из страны
19.03 20:53Суд обязал жительницу Коми опровергнуть обвинения в адрес местной колонии
19.03 20:42«Газпром» сообщил о росте просроченных долгов за газ в России
19.03 20:16Трамп поддержал вступление Бразилии в НАТО и ОЭСР
19.03 19:46Вдова знаменитого хоккеиста Тюменева осуждена за мошенничество
19.03 19:30Во Франции выдан ордер на арест экс-главы ВФЛА Балахничева
19.03 18:53Глава Мурманской области попросила Кремль об отставке
19.03 18:39Премию Абеля впервые получила женщина
19.03 18:22Губернатор Челябинской области попросился в отставку
19.03 17:47Назарбаев провел переговоры с Путиным до объявления об отставке
19.03 17:15Минфин заявил о намерении провести масштабное сокращение госслужащих
19.03 17:00У людей обнаружили подсознательную чувствительность к магнитному полю Земли
19.03 16:43Ипотечные каникулы распространят на уже выданные кредиты
19.03 16:09Назарбаев ушел в отставку
19.03 15:24В Нидерландах нашли подтверждение террористической атаки в Утрехте
19.03 15:20Стартует седьмой сезон Международной детской социальной программы «Футбол для дружбы»
19.03 15:15Выращенный в лаборатории мини-мозг самостоятельно связался с мышцами
19.03 15:06В Турции соединили морскую и наземную части «Турецкого потока»
19.03 14:42Лишенная детей екатеринбурженка обратилась в ЕСПЧ
19.03 14:00В центре Москвы студент совершил суицид
19.03 13:31Журналистка «Коммерсанта» заявила о ее увольнении из-за публикаций в Telegram
19.03 12:57В Ленинградской области студента задержали после его обещания расстрелять колледж
19.03 12:21«Аэрофлот» начнет продавать билеты без багажа
19.03 12:04В Подмосковье семь человек отравились бытовым газом
19.03 11:32Полицейские задержали еще двух человек после стрельбы в Утрехте
19.03 11:09Москва покинула сотню самых дорогих городов мира
19.03 10:34В ГД внесли законопроект о возвращении к переводу часов
19.03 10:02В центре Москвы из галереи украли несколько картин
19.03 09:40В США затопило базу с самолетом «судного дня»
19.03 09:39Австралийский баран сэр Фредди произвел потомство спустя десятки лет после смерти
19.03 09:08В Японии запретили применять физическое наказание к детям
19.03 08:53Умер Марлен Хуциев
19.03 00:55Экс-президента Перу задержали за пьянство в американском ресторане
19.03 00:52Часть Каракаса осталась без света из-за взрыва на электроподстанции
19.03 00:32Рогозин пообещал подстраховать NASA на случай неудач с ракетами
19.03 00:23СМИ: IPO «Совкомфлота» опять отложено
19.03 00:11Обвиненный в контрабанде наркотиков американец освобожден из СИЗО в Москве
18.03 23:48Украина выразила протест по поводу поездки Путина в Крым
18.03 23:19В хабаровском правительстве прошли обыски по «лесному делу»

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.