18 апреля 2019, четверг, 23:33
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Дела, меняющие практику

Антон Бурков. Фрагмент фото с сайта sutyajnik.ru
Антон Бурков. Фрагмент фото с сайта sutyajnik.ru

Разговором с Антоном Бурковым, юристом общественной международной организации «Сутяжник», мы продолжаем публикацию серии интервью с представителями правозащитных и экспертных организаций о реформе силовых ведомств и историях успеха российской правозащиты. Интервью подготовлено командой проекта Комитета гражданских инициатив «Открытая полиция».

Здравствуйте, сегодня к нам в гости прямо из Екатеринбурга приехал Антон Леонидович Бурков, юрист общественной международной организации «Сутяжник».

Здравствуйте.

Первый вопрос: расскажите, пожалуйста, нам историю своей организации, как она появилась, какие у вас есть основные программы, проекты.

Организация появилась давно, в 1994 году, уже 22 года прошло. Изначально это была организация, которая помогала профсоюзам, занималась юридическим спорами членов профсоюзных организаций в Екатеринбурге, в Свердловской области, на Урале. Постепенно эта организация немножко переросла масштабы обычной юридической фирмы, которая помогает профсоюзам. Она стала заниматься не только трудовыми спорами, не только захватами, забастовками, но и  другими исками по защите прав членов профсоюза. Это могло касаться оспаривания какого-то нормативного акта, вообще, помимо трудовой сферы. Где-то даже банальными правами потребителя занимались. И так постепенно к 1994 году мы поняли, что наше объединение уже больше не юридический отдел профсоюзов, а общественная правозащитная юридическая организация, которая занимается  широким спектром вопросов о правах и их нарушении. И так мы стали организацией.

Почему «Сутяжник»? Потому что, во-первых, так нас называли те, против кого мы подавали иски. Они на нас злились, мы им мешали спокойно воровать, спокойно наслаждаться незаконной жизнью, и называли нас сутяжниками в негативном смысле. Мы сказали себе: «Хорошо, давайте мы так себя и будем называть», – только в старом, истинно русском значении этого слова. Сутяжник – это  человек, который ходит в суд и защищает свои права, занимается таким способом защитой прав. Так мы и начали называться, в 1994 году зарегистрировались и существуем, работаем сегодня.

Есть у вас сейчас какие-то определенные программы, сколько людей у вас работает? И у вас филиал только в Екатеринбурге или есть где-то еще по России?

Вообще традиционно получилось, что мы работаем в трех направлениях. Во-первых, это судебная защита прав граждан. Мы работаем во всех судах, начиная от мировых до Конституционного,  до Верховного суда в России; в Европейском суде. Иногда обращаемся в Комитет ООН по правам человека. Дел у нас, может быть, не так много, но дела наши мы называем стратегическими. То есть это дела, которые приведут не только к защите права конкретного человека или маленькой группы (только заявителя), но которые могут изменить либо законодательство, либо судебную практику; может быть, медицинскую или административную практику. Эти дела все ведут к реформам и, как правило, занимают не год, не два, а больше. Все такие дела мы отбираем и берем в свое производство.

Далее:  мы пытаемся делиться тем опытом, который мы наработали, отсюда пошел наш образовательный проект. Мы проводим разные тренинги, семинары. И уже с 2001 года регулярно дважды в год мы проводим Уральскую международную школу по правам человека, где преподаем не только мы (наши юристы, активисты), но и российские правозащитники, зарубежные, адвокаты разных стран Европы, США и так далее. И все к нам приезжают раз в год, и мы работаем по определенной теме мы.

Третье направление: мы работаем с прессой. Мы пытаемся объяснить на доступном языке, чем же важны те дела, которыми мы занимаемся, и как другие люди могут воспользоваться тем наработанным опытом, который у нас есть. Вот эти три направления.

Появилась организация в Екатеринбурге,  здесь мы и продолжаем работать. Но за многие годы у нас появились последователи не только в России, но и во Франции, в Париже, есть «Сутяжник-Франс», есть организация в Вашингтоне, есть организация в штате Нью-Йорк. Но, к сожалению, наш Минюст не признает наш международный статус.

Каким образом чаще всего помогаете людям? Часто ли к вам приходят обычные граждане, которым необходима просто юридическая консультация? Или в процессе юридической консультации по какому-то обычному делу вы выясняете, что это дело намного сложнее, чем кажется? Как часто подобное происходит? Как часто дела доводятся все-таки до Европейского суда? Сколько таких дел?

Мы занимаемся именно «стратегическими» делами не от хорошей жизни: у нас очень мало ресурсов. Мало юристов, малый бюджет, вообще его иногда нет. Поэтому мы вынуждены выбирать самые важные дела, которые могут принести пользу как можно большему числу человек. Но чтобы отобрать, найти такое дело, мы пропускаем через себя очень большое количество консультаций. К нам обращается множество людей, и консультируем мы их, конечно, бесплатно. Вообще все, что мы делаем, не оплачивается клиентами. Консультации либо личные, либо через сайт. Сейчас с развитием Интернета у нас большая часть консультаций, конечно, по Интернету либо по телефону. На сайте каждый может задать вопрос и получить ответ, если это, конечно, нашей области вопрос, и так мы постепенно выбираем.

Кто-то пишет письма. Например, как у нас появилось дело Алины Саблиной о тайном изъятии органов у умершего человека. Нам пришло письмо, такой крик о помощи: «Помогите разобраться, почему у нас так происходит». И мы ответили, отреагировали, начали общаться и поняли, что это не единичный случай, это вообще происходит во всех городах в России: изымают тайно органы там, где находятся центры трансплантологии. У любого человека, который погиб, например, в ДТП, скорее всего изъяли органы, и родственники похоронили этого человека, не зная, что нет органов. Это пример, как у нас появляются дела.

Сейчас нам часто пишут выпускники Уральской школы по правам человека, консультируются, где-то мы уже совместно ведем дела.

Что-то типа стажировок?

И стажировки есть, и к нам иностранцы приезжают на стажировки, и российские правозащитники. Сейчас с развитием Интернета у нас много волонтеров. Вы задали вопрос о количестве людей. У нас есть волонтеры (и не только в России), которые берут на себя какое-то конкретное обязательство – например, сделать перевод. Мы очень много работаем с юридическими клиниками (юридическая клиника – участник негосударственной системы бесплатной юридической помощи. Юридические клиники создаются на базе высших учебных заведений. Консультации в юридических клиниках дают студенты старших курсов, обучающихся по юридической специальности под контролем преподавателей или практикующих юристов) у нас есть десятилетний опыт сотрудничества, причем регулярный. Дважды в год мы по два дела ведем вместе с Юридической клиникой Университета Квебека в Монреале. Студенты говорят по-французски, по-английски, еще иногда по-русски. Мы с ними работаем в основном по европейским делам, то есть по делам, которые идут в Европейский суд.

Практически все дела, которыми мы занимаемся, они все на какой-то стадии переходят в Европейский суд. Возможно это объясняется спецификой правозащитных дел: все как-то покрывается положениями Европейской конвенции (о правах человека).

И второй момент, почему всегда дела идут все-таки в Европейский суд: практически всегда российская правовая судебная система никак не реагирует на защиту прав. То есть ничего здесь не происходит, единственное, из-за чего мы проходим все российские инстанции, это просто чтобы исчерпать так называемые все внутренние средства правозащиты. Еще собираем материал против наших судей и направляем все в Европейский суд. Потом появляется решение Европейского суда, и все это переворачивается.

Но решения Европейского суда приходится ждать долго?

По-разному. Есть у нас одно дело, тянется с 2005 года, и до сих пор нет решения, уже 10 лет прошло, 11 даже. Есть дела, которые очень быстро проходят. Например, дело Алины Саблиной – мы подали в суд в январе 2016 года, и неделю назад это дело коммуницировали, то есть направили в Правительство Российской Федерации вопросы: «Почему вы изымаете тайно органы? Правильно это или неправильно? Соответствует ли это законодательству России или нет, Конвенции Европейской или нет?»

Какие трудности у вас бывают как у НКО, чего вам не хватает, может быть, есть какие-то ограничения, которые вам мешают в этой деятельности?

С самого основания организации, как, наверное, любой общественной организации, которая что-то делает, появлялись проблемы, сложности. Их, наверное, не было в момент основания организации, когда ее зарегистрировали, и мы еще тогда удивлялись, что с таким названием организацию зарегистрировали. Сейчас бы этого, наверное, не произошло ни за что.

И проблемы начались буквально с 1996 года. Наверное, не все уже помнят закон о перерегистрации общественных организаций, где все организации должны были перерегистрироваться в соответствии с новым Гражданским кодексом, еще чем-то. Нужно было переписать все учредительные документы и снова сдать. И началось: не там запятая поставлена, нет такого-то раздела в уставе. Два или три года мы проходили все суды российские, пытались зарегистрировать, перерегистрировать нашу организацию – нам этого не дали. Но все закончилось в Европейском суде. Организации приходилось существовать очень долго без официальных документов. Как это было возможно, я сейчас даже не могу вам объяснить. Лишение собственности на помещение, нас выгоняли из помещений, не давали…

А чем это объяснялось?

Говорили: «Вы работаете на первом этаже и не переводите помещение в нежилое». Хотя мы же там не шьем одежду, не пилим какие-то заготовки – мы занимаемся бумажными делами, так сказать, адвокатский кабинет. Удалось пройти эту стадию, но потребовалось очень много лет, потребовалось появление новых законов, закон «Об адвокатуре». И адвокатские кабинеты появились, которым разрешили работать в обычных помещениях, даже переводить их не надо было. Так нас постепенно оставили в покое. Так измором и берешь эту администрацию. Сейчас все мы знаем закон об иностранных агентах, мы конечно же зачислены в этот список, оштрафованы дважды, и продолжаем.

Скажите, пожалуйста, вы сказали то, что у вас все дела основаны на стремлении изменить законодательство, повлиять на какую-то структуру. В этом году на что вам удалось повлиять? Над какими реформами вы сейчас работаете, основные какие-то показатели? Очень интересно.

Другой пример приведу, он из истории наказаний – 10 лет без права переписки. Если человека осуждали по какой-то политической статье, 10 лет просто нельзя было писать. Как правило, это означало, что человека просто уже нет в живых, а родственники думали – такое ограничение. Мы, к сожалению, недалеко ушли от этого. У нас в Уголовно-исполнительном кодексе есть норма, которая гласит, что если человек осужден на пожизненный срок, то он не имеет права минимум 10 лет на свидание, на длительное свидание со своими родственниками. Жена, мать, отец, ребенок – неважно. Только через решетку или через стекло, только два раза в год по четыре часа каждый раз. Это значит, что человек просто теряет все связи, и ни о какой реабилитации речи не может быть, все социальные связи, все семейные связи теряются.

Мы уже несколько лет занимаемся тем, чтобы оспорить эту норму закона. Даже довольно много лет, первое наше дело было в 2005 году, а сейчас мы оспариваем эту норму, постепенно это дело разрослось. Оно не только касается предоставления права на длительное свидание, но и еще, например, права на искусственное зачатие. Если нет свидания, а семья хочет зачать ребенка, дайте возможность провести искусственное зачатие, за счет семьи, за счет свободной женщины, будущей матери. Не разрешают.

Нам удалось добиться результатов. Не нам одним, а многие заключенные самостоятельно проводили такие дела, как Андрей Хорошенко, например, известное дело «Хорошенко против России», были организации, которые их представляли в Европейском суде. Сейчас мы с Андреем работаем, обратились в новый Конституционный суд Российской Федерации, еще вместе с ним пошли в Конституционный суд другие три семьи. В том числе пятилетняя дочка, жена, мать, отец пожилые, которые вообще боятся, что они никогда в жизни больше не обнимут своего сына. Все они обратились сейчас в Конституционный суд.

Мы стратегически вели дела, и сейчас все находится на рассмотрении в Конституционном суде. И будет решение, постановление Конституционного суда. Чем это может закончиться – признанием того, что в законодательстве российском должна быть норма, которая позволяет заключенным в строгом режиме, пожизненникам, как их называют, встречаться, иметь длительные свидания. То есть три-четыре дня в закрытой комнате, чтобы никто не вмешивался.

Другое дело, дело Алины Саблиной, еще далеко не завершено, но уже в этом году начались разговоры о том, что будет новый закон о трансплантации органов и тканей человека, в котором будет изменена норма о презумпции согласия. То есть сейчас изъятие органов происходит абсолютно без ведома и без разрешения родственников.

У нас вроде даже нельзя сейчас стать донором, допустим, как в американской практике. Или я ошибаюсь? То есть можно стать донором, где-то это прописывается – то, что человек в случае какой-то незапланированной смерти…

В том-то и дело, что можно стать донором даже против вашей воли.

У нас нельзя, если у вас нет желания быть донором по разным причинам – религиозным, просто не доверяете нашей медицинской системе. У любого человека в Российской Федерации, не только у граждан, а у иностранцев, нет вообще никакого шанса сделать так, чтобы к вам не притрагивались, чтобы ваши органы не трогали. Возьмут и никого не спросят, и еще говорят, что это соответствует закону. Это мы пытаемся изменить, чтобы люди сами решали.

И постепенно, постепенно вся эта государственная система очень сложно начинает меняться. Еще потребуется немало лет, что-то, может быть, внесут в Госдуму в этом году, может быть, в следующем. Эта норма, скорее всего, будет не так прописана, как должна быть, нам придется еще её  менять. Это все происходит небыстро.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

20:57 Госсекретарь США назвал необходимым продление договора СНВ-3
20:30 СКР опроверг выводы о взрывчатке в рухнувшем самолете Качиньского
19:56 Помощник прокурора метро Петербурга задержан за взятку
19:30 Басманный суд арестовал счета и недвижимость Михаила Абызова
19:03 Минфин предложил отказаться от системы контроля самозанятых
18:44 Единственный независимый член совета директоров «Восточного» вышел из правления
18:17 ГД рассмотрит законопроект о лишении свободы на срок до 15 лет за пьяные ДТП
18:00 Выбрано место для добычи древнейшего льда на Земле
17:44 Компания Пригожина потребовала от ФБК и Навального 1 млрд рублей за расследование о школьном питании
17:23 Власти Петербурга предложили ввести туристический сбор
16:59 Совфед одобрил согласованный с ГД вариант закона о хостелах
16:33 Впервые показано фото черной дыры
16:00 Самое высокое тропическое дерево растет на Калимантане
15:23 Shell выйдет из «Балтийский СПГ»
15:03 Ученые пообещали показать черную дыру
14:43 Сотрудник ФСБ получил шесть лет колонии по делу о госизмене
14:25 СК попросил для Калви домашний арест
14:00 Австралийские аборигены помогают ученым спасать ящериц
13:53 Медведев рассказал школьникам о своих самых сложных решениях на посту
13:17 Жителя Астрахани осудят за недонесение на боевика ИГ
12:47 Чайка рассказал о борьбе ГП в интернете
12:17 Чайка рассказал Совфеду о нарушениях во ФСИН и СК
12:00 430 миллионов лет назад в морях плавал ктулху
11:55 СК заблокировал счета Абызова после попытки вывести с них деньги
11:34 Турция пообещала купить новую партию С-400 при отказе США поставлять Patriot
11:09 Источник сообщил о согласии ЕС на отсрочку по Brexit
10:50 Из Русского музея пытались утащить скульптуру с помощью крюка
10:22 В Воронеже местного жителя задержали после наезда на курсанта
10:10 Глухим лягушкам найти брачного партнера помогает флуоресценция
09:57 Amnesty International заявила о рекордном снижении числа казней в мире
09:28 В отделениях «Почты России» появятся магазины Fix Price
09:17 Блогер подала иск к «Тинькофф банку» о защите репутации
08:06 Мэр Нью-Йорка объявил режим ЧС из-за вспышки кори
07:47 Опрошенные россияне назвали размер «достойной» зарплаты
05:32 ЦИК Израиля огласил предварительные итоги выборов в Кнессет
03:57 И.о. замминистра внутренней безопасности США подала в отставку
02:54 YouTube разблокировал видеоклип группы «Альянс»
02:20 Далай-лама госпитализирован в Нью-Дели с инфекцией
01:20 Шойгу велел отправить «бездушных» сотрудников военкомата в «горячие места»
00:20 Серебренников впервые после ареста вышел на сцену «Гоголь-центра»
09.04 23:59 В Минтрансе назвали срок сдачи скоростной трассы Москва — Петербург
09.04 23:00 СБУ задержала жительницу Запорожья за «антиукраинскую пропаганду»
09.04 22:36 Глава Минюста США рассказал о редактировании доклада Мюллера
09.04 22:10 Нетаньяху и его главный соперник заявили о победе на выборах в Израиле
09.04 21:56 Экс-мэра Владивостока приговорили к 15 годам колонии строгого режима
09.04 21:30 Опубликован шорт-лист Международной Букеровской премии
09.04 20:52 Фонд кино выбрал 14 фильмов для финансирования съемок
09.04 20:36 Суд продлил арест топ-менеджеру Baring Vostok по делу о хищении
09.04 19:57 Палата общин проголосовала за отсрочку Brexit до 30 июня
09.04 19:30 В штабе Порошенко объяснили появление Путина на его плакатах
«ВКонтакте» «Газпром» «Зенит» «Мемориал» «Мистраль» «Оборонсервис» «Роснефть» «Спартак» «Яблоко» Абхазия Австралия Австрия Азербайджан Антимайдан Аргентина Арктика Армения Афганистан Аэрофлот Башкирия Белоруссия Бельгия Бразилия ВВП ВКС ВМФ ВПК ВТБ ВЦИОМ Ватикан Великобритания Венесуэла Владивосток Внуково Волгоград ГИБДД ГЛОНАСС Генпрокуратура Германия Голливуд Госдеп Госдума Греция Гринпис Грузия ДТП Дагестан Домодедово Донецк ЕГЭ ЕСПЧ Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет Екатеринбург ЖКХ Израиль Ингушетия Индия Индонезия Интерпол Ирак Иран Испания Италия Йемен КНДР КПРФ Казань Казахстан Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Киргизия Китай Конституция Кремль Крым Куба Курилы ЛГБТ ЛДПР Латвия Ливия Литва Лондон Луганск МВД МВФ МКС МОК МЧС Малайзия Мексика Мемория Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст Молдавия Мосгорсуд Москва НАСА Нигерия Нидерланды Новосибирск Норвегия ОБСЕ ООН ОПЕК Одесса ПДД Пакистан Паралимпиада Париж Пентагон Польша Право Приморье Продовольствие РАН РЖД РПЦ РФС Росавиация Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Россия Росстат СМИ СССР США Сахалин Сбербанк Севастополь Сербия Сирия Сколково Славянск Сочи Таджикистан Таиланд Татарстан Трансаэро Турция УЕФА Узбекистан Украина ФАС ФБР ФИФА ФСБ ФСИН ФСКН Филиппины Финляндия Франция Харьков ЦИК ЦРУ ЦСКА Центробанк Чехия Чечня Швейцария Швеция Шереметьево Эбола Эстония ЮКОС Якутия Яндекс Япония авиакатастрофа автопром алкоголь амнистия армия археология астрономия аукционы банкротство беженцы бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес бокс болельщики вандализм взрыв взятка вирусы вузы выборы гаджеты генетика гомосексуализм госбюджет госзакупки госизмена деньги дети доллар допинг драка евро журналисты законотворчество землетрясение импорт инвестиции инновации интернет инфляция ипотека искусство ислам исследования история казнь кино кораблекрушение коррупция космос кража кредиты культура лингвистика литература медиа медицина метро мигранты монархия мошенничество музыка наводнение налоги нанотехнологии наркотики наука недвижимость некролог нефть образование обрушение общество ограбление оппозиция опросы оружие офшор палеонтология педофилия пенсия пиратство планетология погранвойска пожар полиция похищение правительство православие преступность происшествия ракета рейтинги реклама религия ритейл рубль санкции связь сепаратизм следствие смартфоны социология спецслужбы спутники страхование стрельба строительство суды суицид тарифы театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм убийство фармакология физика фоторепортаж футбол хакеры химия хоккей хулиганство цензура школа шпионаж экология экономика экстремизм этология «Единая Россия» «Исламское государство» «Нафтогаз Украины» «Правый сектор» «Справедливая Россия» «болотное дело» Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев Амурская область Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антон Силуанов Аркадий Дворкович Арсений Яценюк Барак Обама Басманный суд Башар Асад Белый дом Борис Немцов Валентина Матвиенко Верховная Рада Верховный суд Виктор Янукович Виталий Мутко Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин Вячеслав Володин Дальний Восток День Победы Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин Дональд Трамп Евгения Васильева Забайкальский край Интервью ученых Ирина Яровая Иркутская область История человечества Кирилл Серебренников Конституционный суд Космодром Байконур Краснодарский край Красноярский край Ксения Собчак Ленинградская область МИД России Мария Захарова Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский Московская область Мурманская область Надежда Савченко Николас Мадуро Нобелевская премия Новосибирская область Новый год Олимпийские игры Ольга Голодец Павел Дуров Палестинская автономия Папа Римский Первый канал Петр Порошенко Почта России Приморский край Рамзан Кадыров Реджеп Эрдоган Республика Карелия Ростовская область Саратовская область Саудовская Аравия Свердловская область Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Следственный комитет Совбез ООН Совет Федерации Ставропольский край Счетная палата Тереза Мэй Франсуа Олланд Хабаровский край Хиллари Клинтон Челябинская область Черное море Эдвард Сноуден Элла Памфилова Эльвира Набиуллина Южная Корея Юлия Тимошенко авторское право администрация президента акции протеста атомная энергия баллистические ракеты банковский сектор биология большой теннис визовый режим военная авиация выборы губернаторов газовая промышленность гражданская авиация гуманитарная помощь декларации чиновников дороги России информационные технологии климат Земли компьютерная безопасность космодром Восточный крушение вертолета легкая атлетика лесные пожары междисциплинарные исследования мобильные приложения морской транспорт некоммерческие организации общественный транспорт патриарх Кирилл пенсионная реформа пищевая промышленность права человека правозащитное движение преступления полицейских публичные лекции русские националисты сельское хозяйство сотовая связь социальные сети стихийные бедствия телефонный терроризм уголовный кодекс фигурное катание фондовая биржа химическое оружие эволюция экономический кризис ядерное оружие Великая Отечественная война Вторая мировая война Ирак после войны Ким Чен Ын Революция в Киргизии Российская академия наук Стихотворения на случай Федеральная миграционная служба борьба с курением выборы мэра Москвы здравоохранение в России связь и телекоммуникации тюрьмы и колонии Совет по правам человека аварии на железной дороге естественные и точные науки закон об «иностранных агентах» видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» Новые технологии, инновации Сочи 2014 Кабардино-Балкария Левада-Центр Нью-Йорк Санкт-Петербург отставки-назначения шоу-бизнес Ростов-на-Дону ЧМ-2018 Компьютеры, программное обеспечение Книга. Знание ВИЧ/СПИД Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.